В ИПО КФУ реализуется единственная в России магистерская программа по подготовке психологов детско-юношеского спорта

 Доцент кафедры педагогической психологии Ольга Лопухова рассказала об итогах первого года обучения по программе магистратуры психологии и педагогики детско-юношеского спорта  в Институте психологии и образования Казанского университета.

Кстати, это направление мало развито в России: аналогов предлагаемого профиля магистратуры в Поволжье нет, лишь в УрФУ на факультете физкультуры открыта специальность психолого-педагогической поддержки детского спорта.

Это первая магистерская программа  психологии и педагогики детско-юношеского спорта  в России, которая в прошлом году начала работать у нас в институте, – пояснила Ольга Геннадьевна. – Магистры с этим профилем подготовки могут работать педагогом или психологом, педагогом-психологом в детско-юношеском спорте, тренером-преподавателем, работающим с детьми и подростками в спортивных организациях. Пока набор  на  заочное обучение в наш институт составил  16 человек.  

Цифры, конечно, очень малые в сравнении с масштабами востребованности специалистов этой профессии: в 160 детско-юношеских спортивных школах Татарстана занимается около 90 000 учащихся. На них приходится 3000 тренеров-преподавателей, которые имеют высшее физкультурное образование, и всего 4 штатных психолога.

Ольга Геннадьевна видит главное отличие от направления подготовки спортивного психолога.

—  Психолог спорта  – это, прежде всего, нацеленность на спорт высших достижений. И, хоть это и некрасиво звучит, но спорт использует человека как инструмент для достижения высоких целей. А психология детско-юношеского спорта направлена на гармонизацию, коррекцию, развитие и поддержку личности ребенка и  на взаимодействие ребенка со сверстниками, родителями, тренером и с собой. И здесь спортивные достижения являются далеко не самой главной задачей психологов.

По словам Ольги Геннадьевны, в магистратуру поступили высокомотивированные на получение этой специальности люди, среди них тренеры, которым хочется развить  сторону именно психолого-педагогического понимания и поддержки, иметь возможность в дальнейшем заниматься не только тренерской работой, но и психологическим сопровождением ребенка, например на базе своей спортивной школы.

Среди поступивших в магистратуру есть и мамы детей, много лет водившие их в спортивные школы и понимающие необходимость этой профессии, и студенты  – выпускники близких специальностей, мечтающие специализироваться на новом направлении и понимающие, что эта специальность имеет огромный потенциал для будущей деятельности, в отличие от школьного психолога, профессия которого уже очень распространена.

Объясняя студентам плюсы этой специальности, я подчеркиваю, что это не работа с детьми с девиантным поведением или социально неадаптированными. Это больше  работа с теми детьми, которые нацелены на развитие, – пояснила Ольга Геннадьевна.

И все же ребенок – это не сформировавшийся психологически спортсмен, как его хотят видеть тренеры, а всего лишь ребенок. Поэтому одна из задач психолога-педагога детско-юношеского спорта — помочь найти правильный педагогический подход к детям, наладить контакт, не убить у ребенка желание заниматься.

Работая с детьми, мы видим, что очень часто требуется гармонизация личности ребенка. Особенно, если ребенок уходит в спорт очень серьезно. Например, у шахматистов хорошо может быть развита интеллектуальная сфера, но отстает эмоциональное развитие, самоосознавание, контроль эмоций, саморегуляция в соревновательный период, регуляция в период проведения соревнований.

Поэтому так важно, настаивает доцент,  чтобы рядом с ребенком-спортсменом  были люди, обладающие необходимыми компетенциями и ориентированные на самые разные уровни и виды спортивной подготовки.

–  Выделяют по меньшей мере три направления работы спортивного психолога: поддержка самого ребенка и его гармоничного развития в любом спорте, защита его от перегрузок и стрессов, работа с детско-родительскими отношениями, – рассказывает Ольга Лопухова.

Кстати, подчеркнула руководитель магистерской программы, прохождение психолого-педагогической практики осуществлялось в течение года на базе лучших детско-юношеских спортивных организаций: в ДЮСШ по футболу «Мирас», в детско-юношеской школе олимпийского резерва по художественной гимнастике «Грация», в шахматной школе олимпийского резерва им.Р.Г.Нежметдинова, Доме детского и юношеского туризма и экскурсий Московского района Казани, в ДЮСШ «Зилант».

 Немаловажный аспект, по мнению руководителя магистерской программы,  – помощь тренеру, который зачастую не имеет педагогического образования.

— Мы помогаем тренерам ДЮСШ по вопросам психолого-педагогической и коммуникативной компетентности, эффективного взаимодействия с детьми, диагностики и развития сплоченности спортивного коллектива, профилактики профессионального выгорания, регуляции состояний юного спортсмена, – отметила О.Лопухова.

Причины, по которым детей отдают в спорт, весьма различны. Некоторые родители видят талант в своих детях, и ребенок действительно спортивно-одаренный. Иногда отдают в спорт, чтобы ребенок укрепил здоровье. Иногда –  чтобы ребенок как-то развился, научился быть дисциплинированным, сообразительным, скорректировал или развил какие-то свои особенности. А есть родители, которые отдают в спорт, завершая свои нереализованные детские мечты. Поэтому и требования у родителей к детям не всегда могут быть адекватными.

За этот год мы десятки раз получали запросы на коррекцию детско-родительских отношений, – поделилась Ольга Геннадьевна. — Наши магистранты помогали родителям, консультируя по проблемам совмещения учебной и спортивной карьеры ребенка, психологической поддержки ребенка в спорте, особенностей личности одаренного ребенка и эффективного взаимодействия с ним.

Доцент ИПО КФУ отметила, что запросы к психологам идут от всех субъектов образовательной системы детско-юношеского спорта: и от тренеров, и от родителей, и от детей. И у каждого свои проблемы. А вот разработанных методических материалов в России пока нет.

За рубежом много разработок – и мы себе поставили в план перевести их на русский язык, адаптировать для нашей системы и активно использовать в работе. В этом, надеюсь, нам поможет сотрудничество с  Университетом Ювяскюля (JYU) Финляндии.