Ученые научно-образовательного центра педагогических исследований ИПО обозначили проблемы педагогического образования

Сотрудники Института психологии и образования КФУ озвучили проблемы реализации САЕ  «Учитель ХХI века» на международной научно-практической конференции.

 Международная научно-практическая конференция «Общее и особенное в культурах и традициях народов» с участием Президиума Российской академии образования и университетов – разработчиков новых моделей педагогического образования в России и за рубежом прошла 28-30 сентября в Москве. Сотрудники Института психологии и образования КФУ, представлявшие Приволжский научный центр РАО, определили дальнейшее содержание работы конференции, подняв проблемы реализации САЕ  «Учитель ХХI века» в рамках Программы повышения конкурентоспособности КФУ.

— Известно, что подготовка учителя в условиях классического (федерального) университета имеет свои особенности, и часто в дискуссиях об этих особенностях не разглядеть истинных проблем этой подготовки, настоящих прорывов в ней и возможных перспектив развития достойного для поликультурной России педагогического образования, – уточнил руководитель научно-образовательного центра педагогических исследований Института психологии и образования Валерьян Фаритович Габдулхаков.

Причин такого положения много. Рост экономической нестабильности, социального расслоения населения, национальной самоидентификации, религиозности и религиозной нетерпимости, рост спекуляций СМИ вокруг педагогов и их профессиональной деятельности, провокаций против образования от сомнительных источников через социальные сети, – все эти факторы влияют на детей, студентов, школьных учителей, преподавателей вузов, руководителей образовательных учреждений. В таких условиях не все из них способны сохранить стержень интеллигентности, конкурентоспособности, миролюбия, веротерпимости, гражданственности и патриотизма.

Болезненным вопросом остается вопрос языковой подготовки.

— Понятно, что язык – это политика и на его судьбу часто влияет не народ, а правящая партия. Язык – это ещё и душа народа, а душа требует очень нежного, трепетного отношения. Поэтому правящие партии часто спекулируют этнокультурными ценностями своего электората. Это не всегда положительно влияет на развитие образования, воспитание гражданственности и патриотизма.

Исследования, проведенные учеными ИПО в 2017 г. в школах Татарстана, показывают, что из трёх изучаемых языков – русского, татарского, английского – выпускники казанских школ (русские и татары) на первое место по значимости ставят английский (81%), на второе место – русский (12%), на третье – татарский (7%).

Аналогичные исследования в сельских татарских школах (где нет русских детей и учителей) показали другую картину: там выпускники на первое место по значимости поставили русский язык (83%), на второе место родной татарский (15%), на третье место английский (2%).

— Вопросов по результатам этих исследований возникает много. Во-первых, эти результаты не являются неожиданными: такие данные фиксировались и в прежние годы. Но в 2017 г. значимость иностранного языка оказалась самой высокой за последние 10 лет (с 20% в 2007 г. поднялась до 81% в 2017 г.), падение престижа русского языка тоже оказалось беспрецедентным (всего 12% считают его значимым, в 2007 г. их было 78%).  Во-вторых, непонятно, можно ли таких выпускников называть патриотами России, если русский язык для них потерял всякое значение. В-третьих, почему в татарской деревне всё наоборот: растёт авторитет русского языка (83%, в 2007 г. их было 48%).

С гражданственностью и патриотизмом тоже не всё так просто. Если раньше ценностное отношение респондента к языку воспринималось как подтверждение его национального, гражданского выбора, то сейчас факты говорят о другом: выпускник, хорошо знающий английский язык и проявляющий ценностное отношение к нему, может быть патриотом не Америки, а России и испытывать недоверие к странам, например, Западной Европы, а выпускник татарской школы, плохо говорящий по-русски, но ставящий русский язык на первое место, может находиться под сильным влиянием экстремистских религиозных идей и ненавидеть Россию и всех, кто говорит по-русски.

Иначе говоря, в ХХI веке языковые предпочтения не всегда коррелируют с гражданственностью и патриотизмом, а сам патриотизм иногда балансирует на грани с национализмом и религиозным экстремизмом.

Решая вопросы поликультурного образования нельзя ограничиваться общими вопросами национальной культуры, литературы (сказками, мифами, легендами, сюжетами, мотивами, моралью разных народов), необходимо активно использовать ресурсы языка – ресурсы лингводидактики и связанные с ней явления транспозиции (положительного влияния языковых универсалий) и интерференции (отрицательного влияния универсалий одного языка на другой), – резюмирует Валерьян Фаритович. – Именно такой – лингводидактический – подход стал концептуальной основой поликультурной подготовки учителей в Казанском федеральном университете. Этот подход основан на учёте языковых предпочтений студентов и построении специальных лингводидактических технологий, ориентированных на формирование у будущих учителей полилингвальных и на их основе поликультурных компетенций.

 Подводя итоги, наши коллеги резюмировали: для развития в России достойного педагогического образования необходимо учитывать её поликультурные особенности. Этот учёт не должен быть декларативным (на уровне знакомства с культурами разных народов), он должен быть связан с проникновением в языковые трудности, с которыми сталкивается обучаемый, с определением характера и глубины интерференции (отрицательного воздействия языковых универсалий и национальных культурем) на язык, культуру, сознание и подсознание обучающихся. А это требует от педагогов не только знания национальной культуры воспитанников, но и знания их родного языка на уровне профессионального владения лингводидактическими компетенциями по реализации транспозиции (положительного переноса), по выявлению и преодолению интерференции (отрицательного воздействия одного языка на другой).