С чего начинается Родина

Газета «Коммерсант» опубликовала статью министра образования и науки РФ Ольги Юрьевны Васильевой о том, в чём состоит и должна состоять роль учебника в средней школе. Этой публикацией редакция открывает на страницах издания дискуссию о едином образовательном пространстве. Что же, попробую включиться в неё.

Был такой фильм – «Щит и меч». И была в нём песня-лейтмотив, как музыкальный, так и смысловой, даже идеологический, если хотите. С чего начинается Родина? – задавались вопросом её авторы, и ответ следовал в первой же строчке – «с картинки в твоем букваре».  С первого учебника то есть. Исчерпывающий, собственно, ответ:  буквы, складывающиеся в нашу речь, визуальные образы, дающие ребёнку первое представление о красоте природы края, о тепле родного дома – это основа не только образования, но и воспитания, – гражданина, патриота, созидателя.  Напомню и остальную часть первого куплета той песни: Родина начинается также «с хороших и верных товарищей,// Живущих в соседнем дворе.// А может, она начинается// С той песни, что пела нам мать,// С того, что в любых испытаниях// У нас никому не отнять».

Вот, написал я это и подумал вдруг, – а много ли тех, кто знают тот фильм, помнят ту песню? Люди старших поколений – да, уверен, что знают и помнят. А молодежь, – «миллениалы», «поколение Z»? Риторический вопрос, «новые песни придумала жизнь». Да, разумеется. Только почему-то в них нет слов о Родине. О красивой жизни невесть где – есть, о любви (какой и к чему – тоже вопрос) – есть, а о родном крае, о той земле, что нас породила и кормит – нет.  Можете считать меня ретроградом, но причина такого выветривания патриотизма из юных голов тут – в учебниках, по которым их учат и воспитывают.  Да, в нашей повседневности полно проблем, ошибок и разочарований, да, жизнь трудна и даёт не так много поводов для оптимизма и гордости за страну, но это двуединый процесс: чем дальше мы уходим от  ценностного  восприятия своей страны и мира, тем меньше у нас будет успехов. И наоборот.

Так что, когда министр Ольга Юрьевна Васильева, позицию которой я полностью разделяю, говорит об учебниках как базе социализации и культуры детей и подростков – это бесспорно. Так же, как бесспорен тезис об учителе как навигаторе в мире знаний, в море вариативностей жизни, как воспитателе, как посреднике между учебником и учащимся. Да, умы и сердца созревают не в одночасье, это длительный и очень деликатный процесс. И когда я слышу, что единое образовательное пространство – это установка из прошлого или, пуще того, примета тоталитарности, то я задаю простой вопрос:  что будет, если у нас, в многонациональной и многоконфессиональной России, в каждом регионе будут преподавать свою историю, трактующую одни и те же события в прошлом с прямо противоположных, порой, позиций? Не знаю, что будет, но России не будет точно. То же касается и вопросов литературы, взаимодействия культур и традиций. Как говорят мудрые люди, в истории надо искать не то, что разделяет, а то, что объединяет. И не то, что разрушает личность, добавлю, а то, что способно сделать её более гармоничной.

Но тут есть, конечно, очень серьезные нюансы, диалектические противоречия, если хотите. Они кроются как раз в многоцветье, разнообразии населяющих Россию этносов, со всеми вытекающими из этого последствиями. Как добиться того, чтобы россияне формировались как гражданская, политическая нация, чтобы не девальвировалась русская культура – в самом широком смысле слова – и чтобы при этом не умалялись, не подвергались эрозии культуры других народов страны, не уходили в забвение их верования и традиции?

Одним из стратегических направлений развития Казанского федерального университета является программа (Стратегическая академическая единица, говоря официальным языком) «Учитель XXI века». Она призвана вписать подготовку педагогов в стремительно меняющуюся  реальность. Тут и цифровая революция, и радикальное изменение представлений о возможностях вмешательства в живые организмы, новые экономико-производственные уклады, много чего. Мы понимаем, что в этих обстоятельствах при «обучении учителей» необходим комплексный подход, включающий анализ трансформаций обучающегося и окружающей действительности, то есть трансформации самого вузовского образования в этой (и в других тоже, конечно) сфере. Здесь учитель должен стать не только транслятором, но и организатором  изменений. Это то, что называется “форматом 4Т”: трансформирующийся обучающийся, трансформация образования, трансформирующийся педагог, трансформация педагогического образования.

Сложная задача, действительно стратегическая. Мы её последовательно решаем, но вот частное проявление проблемы педагогического образования в Татарстане: второй десяток лет общественность (университетская тоже, разумеется) ведёт в республике дискуссии о роли и месте татарского языка в жизни Татарстана и в России в целом, о значимости татарской культуры и характере её взаимодействия с русской и культурами других народов РФ. Дискуссия идёт, а однозначных, удовлетворяющих всех ответов нет. Замечу, что речь идёт о втором по численности этносе в Российской Федерации. А что с такими же проблемами в относительно малочисленных этносах?

На мой взгляд, и тут нужно формирование единого образовательного пространства, точнее – формирование научного, методологически и методически выверенного подхода к формированию такого пространства применительно к обучению и воспитанию подрастающих поколений в национальных регионах России. Будем надеяться, что этот аспект дискуссии тоже получит своё развитие.

 

Автор: И.Р. Гафуров, ректор КФУ, профессор