Психолог КФУ объяснила, чем русская жена отличается от татарской и в чем татары похожи на японцев

О гендерной психологии и психологических последствиях гендерных трансформаций в нашем обществе рассказала доцент кафедры педагогической психологии Института психологии  и образования КФУ Ольга Лопухова.

Чем отличаются гендерные представления татар и русских? Как эти отличия отражаются в повседневной жизни? Какая она типичная татарская женщина. Психолог уверена, что различия обусловлены культурными кодами, существующими в каждом из нас. Этот вывод она сделала из своих многолетних исследований гендерных отношений народов Поволжья.

– С 1997 года, когда еще не существовало самого названия гендерной психологии, у нас началось сотрудничество с американским профессором Деборой Баллард-Райш, которая помогла мне начать исследования представлений людей определенной культуры о мужчинах и женщинах, «мужском» и «женском». В процессе работы я с удивлением для себя выявила, что есть существенные различия в описании мужчин и женщин у наших респондентов разных национальностей – татарской и русской.

Так, например, согласно полученным результатам, респонденты татарской национальности разделили лишь около 20% личностных качеств, которые были предложены для гендерной оценки, на чисто «мужские» или «женские». По мнению большей части опрошенных татарской национальности, такие качества, как самостоятельность, отзывчивость, доброта, находчивость свойственны обоим полам, в то время, как респонденты русской национальности больше половины качеств из предложенного списка разделили на «мужские» и «женские». Поэтому возникло предположение о влиянии гендерных традиций локальных этнических культур, которые даже при современных тенденциях вестернизации остаются в сознании и подсознании людей, определяя их реакции, восприятие себя и друг друга. В результате начались сравнительные исследования гендерных традиций татарской и русской культур и сопоставление их с современными тенденциями в межполовом взаимодействии, отношениях и конфликтах.

 Традиции межполового взаимодействия у татар и русских, как выяснилось в ходе исследования, накладывают отпечаток на современное поведение и отношения представителей этих культур. И, несмотря на века совместного существования в общей государственной и экономической системах, вплоть до настоящего времени многие обряды и традиции татар и русских различны. Это отражается, в свою очередь, на особенностях восприятия мира, себя, на социальных установках и ожиданиях, а также на объяснении для себя причин поведения другого, то есть на процессах межличностного понимания и взаимоотношениях.

Также важным является то, как, в большей степени, происходит в культуре регуляция отношений между полами: благодаря обряду или благодаря традиции.  В татарской культуре, по сравнению с русской, межполовое поведение гораздо более четко нормировано именно благодаря обрядовым регуляторам. Есть множество правил, предписывающих, как должны вести себя мужчины и женщины в конкретных типичных жизненных ситуациях, и два пола как правило, разделены в бытовом общении. Например, согласно старым традициям, жена должна накрыть на стол и уйти, мужчины и женщины часто по-отдельности собирались на праздники и обряды. Был обряд, который позволял на молодую болтливую невестку с несговорчивым, неуживчивым характером наложить «табу молчания», она не могла напрямую разговаривать со свекром, соответственно, не могла ругаться и скандалить, и несколько лет, таким образом, можно было контролировать отношения в семье. Есть закономерность, которая определяет, что большая нагрузка на обрядовые средства регуляции отношений снижает необходимость воспитывать определенные качества личности, которые должны иметь мужчины и женщины. В русской культуре, как и на западе, гендерные нормы взаимоотношений больше определялись традициями воспитания и были обращены к личности, к тому, каким надо быть, чтобы подтвердить свой статус «мужчины» или «женщины».

В гендерных исследованиях О.Лопуховой было установлено, что различия в гендерных системах воспитания сохраняются в сознании современных людей. Они не всегда до конца поняты и осознанны, но они проявляются в поведении и понимании друг друга. Эти различия также могут обуславливать взаимонепонимание, неприятие поведения другого, даже конфликты. Это такие «подводные камни», «невидимая часть айсберга» на которую мы можем натолкнуться в наших взаимоотношениях на работе и дома, ведь в нашем обществе представители этих двух культур повседневно привычно общаются, очень много смешанных браков. Поэтому возможность лучше понять гендерные различия в традициях взаимоотношений русских и татар может быть полезна для современного человека.

В русской культуре больше смотрят на человека. Если сварливая, склочная девушка, то лучше не жениться на ней. В татарской культуре характер и какие-то нелицеприятные черты характера не обращали внимания, зная, что есть определенные правила поведения, которые женщина будет соблюдать, где-то, возможно, наступая на горло своему характеру или желаниям.

–  Мы знаем, что татарская женщина   должна быть тихой, покорной, молчаливой, терпеливой, что для нее – муж главный в семье. Женщинам в татарских семьях четко прописывают нормы, паттерны поведения. Она может быть дерзкой, вспыльчивой, агрессивной, но, соблюдая правила поведения, обычаи, будет четко следовать традиционным формам поведения. Все эти традиции закладывают представления о нормах человека как личности.

В культуре каждого народа – свои архетипы мужского и женского, отметила доцент.
– Начала я с анализа древних татарских и русских сказок, где присутствуют герои мужского и женского пола. Как оказалось, в русском фольклоре женский персонаж очень активен. Нет татарской сказки, где бы героиня была столь же активна, инициативна, как в русской сказке.

В русских сказках  царевна, волшебница, которая может перевоплощаться, дает мужчине мудрые советы, учит, что ему делать и как вообще думать. То есть это очень информированный, энергичный и магический, а значит, обладающий высшей силой  персонаж. В то время как мужчина в русской сказке достаточно ведом и не так уж инициативен, – поделилась психолог.

В результате анализа сказок выявилось, что только в русских сказках красивые, обеспеченные, умные героини выбирают себе в спутники неприспособленного и менее статусного иванушку.

Знакома сказка? У татар подобных сказок нет. Как и не встречаются среди татарских женщин подобные паттерны поведения с мужчинами: одеть, обуть и сделать из него социально значимого человека.

В татарских сказках мужской персонаж характеризуется трудолюбием и желанием учиться, а женский прорисовывается как награда мужчине за его удаль и ум.

В традиционной  культуре для мужчин-татар женщина – показатель его статуса. Поэтому и сегодня на каком-то подсознательном уровне татарская женщина будет стремиться одеваться хорошо, даже если не позволяет доход семьи, выглядеть ухоженнее, богаче, чем они могут себе позволить. Это будут делать современные женщины, даже не осознавая, зачем. У татарского мужчины отторжения это не вызовет. Он оценит то, что, благодаря женщине, он кажется круче, чем есть на самом деле.  Эти древние коды «вшиты» в сознание современных мужчин и женщин.

В национально смешанной семье влияние этих древних кодов может нарушать взаимопонимание. Жена-татарка может стараться выглядеть лучше, чем позволяют средства, а русский муж будет ей говорить: и чего ты вырядилась? Для кого? И почему ты деньги тратишь? Зачем тебе вообще шуба? Он может это расценить, как то,  что она хочет еще кому-то понравиться. А она понимает, что он не уважает ее усилий для подчеркивания его статуса.

Взаимонепонимание представителей разных культур  рождает межличностные и внутриличностные конфликты.

Доцент ИПО КФУ участвовала и в кросс-культурном исследовании гендерных отношений. Ученые России, США, Японии сравнивали различия мужчин и женщин. В результате, международный коллектив ученых пришел к выводу, что американская модель  имеет самые гендерно разделенные представления о мужчинах и женщинах.

– Как мужские, так и женские характеристики составляют определенный набор, и американские представители обоих полов  стараются соответствовать этому набору. В западной культуре традиционно основной упор в разделении половых ролей и воспитании мужчин и женщин делать на личностные характеристики. Чтобы соотносить себя с мужской ролью, необходимо иметь «мужские» личностные качества: лидерство, способность руководить, готовность защищать, неэмоциональность.

Практически нет гендерного разделения личностных характеристик у японцев в их самооценке.

– Почему японцы?  У них еще меньше чем у татар разделены представления о том, какие качества должны быть характерны только тому или иному полу. Требования к нормам  межполового поведения еще жестче, чем у татар. Таким образом, у японцев поведенческий акт еще меньше связан с тем,  кем на самом деле является человек и что он на самом деле чувствует. Неважно, что ты собой представляешь личностно, важно, как ты себя ведешь в соответствующих ситуациях.

Более того, отмечает ученый КФУ,  в японской культуре существуют два разных названия для личности: личность для себя и личность для других.

– Вспоминается пример из учебника Дэвида Мацумото «Психология и культура». К американскому профессору пришла мать  японского студента и, улыбаясь, сказала, что ее сын не будет посещать его лекции,  потому что он умер. Профессор был поражен. Как о таком событии можно говорить с улыбкой?  Она чувствует такое же горе, что и рыдающая американка над своим умершим сыном. Но норма поведения обязывает ее улыбаться,  при разговоре с посторонним. В западной культуре мы посчитаем это двуличием: мол, чувствует одно, а поступает по-другому. А в японской культуре это будет показателем воспитанности: правильный человек так себя и ведет.

Исторически в татарской культуре людям свойственно менять паттерны поведения в зависимости от своей социальной позиции. Татарин, будучи подчиненным, выступает в роли исполнительного, скромного, а становясь начальником, меняет свое поведение на противоположное: властное и доминантное. Причём это присуще как мужчинам, так и женщинам.

В татарской культуре существуют разные нормы поведения молодых девушек-невесток и пожилых-свекровей. Переходя в статус пожилой и заслуженной, социально состоявшейся,  женщине позволено быть такой, какая она является личностно: даже если она и доминантная, и агрессивная, и властная. Эти нормы отражаются и в современном социальном сознании и взаимовосприятии.

– Поэтому когда татарская женщина становится начальницей, у нее нет того чувства вины о несоответствии занимаемому месту, какое может быть у русской женщины. Поэтому внутренний страх успеха скорее проявляется у русских женщин, чем у татарских. У последних реже возникают глубинные барьеры для того, чтобы командовать другими. Кроме того, и татарским мужчинам легче воспринимать женщину в роли начальницы, тем более если она старшего возраста, – резюмировала Лопухова.