Исследователи ИПО КФУ рассказали о представлениях учителей о психологических потребностях развивающегося ребенка

Речь идет о совместной работе профессора Мартина Линча (Ph.D., Associate Professor, University of Rochester) с профессором ИПО КФУ, доктором психологических наук Наилей Салиховой  в рамках гранта по проекту САЕ «Учитель XXI века».

Ученые провели уникальное исследование того, как учителя представляют основные мотивы и психологические потребности детей школьного возраста. Результаты исследования отражены в статье «Teachers’ Conceptions About the Child’s Developmental Needs: a Quantitative and Qualitative Analysis» .

Проведя аналогичное исследование в США, профессор Линч заинтересовался ситуацией с представлениями педагогов о конечных целях образования в других странах, в том числе и в России.

В совместном исследовании участвовали 247 участников, в числе которых учителя-предметники, воспитатели детских дошкольных учреждений, психологи образования, руководители учреждений образования РТ.

В поисках ответа на вопрос: «Какие конечные цели образования видят учителя?» нас особенно интересовало, насколько важной представляется преподавателям  потребность ребенка в автономии, какое место она занимает по отношению к другим очень важным и необходимым целям его развития и образования, – пояснила Наиля Рустамовна.

Исследование включало, во-первых, качественный анализ ответов учителей на открытые вопросы о наиболее важных потребностях ребенка, которые жизненно необходимы для развития психологически здоровой личности, во-вторых, количественный анализ результатов ранжирования учителями списка 26 предполагаемых психологических потребностей ребенка.

Результаты показали ожидаемую для России культурную специфичность представлений, когда в качестве основных потребностей были отмечены потребность в смысле жизни и отношениях с другими людьми в сочетании с недооценкой потребности в автономности.

Наиболее часто упоминаемыми учителями в качестве жизненно необходимых для развития ребенка – потребности в общении, любви, понимании, наличии семьи, т.е. всё, из чего слагаются отношения с другими людьми, — прокомментировала профессор ИПО КФУ.

Ученые пришли к выводу, что наиболее важной для ребенка становится потребность в смысле жизни. Далее равными по значимости следовали потребности в компетентности и отношениях с другими людьми. С отрывом от них, но почти равными между собой по оценке значимости стали потребности в самоактуализации, достойном уровне самооценки и безопасности. И только затем, почти наравне с последними по значимости  витальными потребностями следовала потребность в автономности.

— Среди наиболее значимых по результатам как качественного, так и количественного анализа оказались потребности, связанные с качеством отношений с другими людьми, при этом учителя недооценили потребность в автономии по сравнению с другими потребностями. Представления педагогов о потребностях ребенка несколько различались в зависимости от их возраста, величины населенного пункта проживания, преподаваемого предмета, возраста детей, с которыми они работаю, — уточнила Наиля Рустамовна.

Однако структурный анализ показал, что 2 фактора содержали противоречивые представления учителей о потребностях ребенка.

Нас удивило, да так, что несколько раз мы перепроверяли, не закралась ли ошибка в содержательное наполнение ряда факторов. Приведу наиболее яркий пример фактора №6, когда с положительным весом в него попали «…быть послушным» (0,79) и «…проявлять инициативу» (0,56):, то есть чем важнее для учителя, чтобы ребенок был послушным, тем выше он оценивает необходимость проявления им инициативы, и наоборот.

 Попытаемся представить это ожидание учителя от ученика, когда в его сознании проявление инициативы и послушание тождественны, что создает ожидание по типу двойного послания.  Какую автономность ребенка подразумевает учитель, ожидая одновременно послушания? Какова природа такого отождествления? Это бессознательный страх перед инициативой ребенка, так что она сразу заковывается в  рамки послушания? И самый главный вопрос, как быть ребенку, отвечая на эту внутренне противоречивую систему ожиданий учителя? Как проявлять некую «послушную инициативу»?

 Еще одним примером сочетания в одном факторе противоречивых ожиданий стал факт «умел конкурировать с другими» (0,75), «уважал и подчинялся людям, которые по положению призваны принимать жизненно важные для него решения» (0,64), «был способен при необходимости ставить интересы других людей выше своих собственных» (0,47) и с отрицательным – «был уверенным в себе» (- 0,50).

По мнению Наили Рустамовны, результаты исследования могут быть полезны для построения практических педагогических технологий с учетом представлений учителей о потребностях развивающегося ребенка.

В настоящее время в Институте психологии и образования ведется исследование автономности как свойства личности у студентов КФУ – будущих педагогов.

 — Нас интересует и оценка существующих в университете форм образования, и система отношений студентов в учебном процессе с точки зрения возможности проявлять и развивать автономность студентов.