Почему современное российское общество оправдывает пытки и применение насилия?

В проблеме разбирались психологи КФУ.

На минувшей неделе фондом «Общественный вердикт» были опубликованы промежуточные результаты социологического исследования по изучению отношения россиян к насилию и пыткам, иногда применяющимся в таких государственных институтах, как МВД, полиция, медицинские учреждения закрытого типа, учреждения пенитенциарной системы. У проведённого исследования – очень говорящее название: «Что ты думаешь о насилии и пытках?». По его предварительным результатам на данный момент выходит, что подавляющее большинство опрошенных, а их было более 3000 человек, допускают применение насилия и пыток в работе государственных институтов.

Три года назад тот же фонд «Общественный вердикт» совместно с «Левада-центром» проводили близкое по тематике исследование отношения к насилию среди россиян. И тогда результаты были диаметрально противоположными – порядка 90% опрошенных отрицательно оценивали применение насилия в работе государственных институтов. Неужели за три года ситуация настолько изменилась? Что повлияло на эти изменения? Почему люди допускают насильственные действия, (не только физическое, но и психологическое насилие), пытки в работе государственных органов?

С этими вопросами мы обратились к психологам Института психологии и образования КФУ.

Как рассказал Павел Афанасьев (социальный психолог, кандидат социологических наук, действительный член Общероссийской профессиональной психологической лиги),  необходимо сначала определить, почему люди проявляют агрессию, используют насильственные действия по отношению к другим.

«Одно из объяснений этого явления может дать концепция  фрустрации. Суть этой теории в том, что при фрустрации – состоянии невозможности реализовать свои актуальные потребности и возникновении в связи с этим ощущения дискомфорта, человек интуитивно хочет найти причину того, почему он не может реализовать желаемое. Нестабильная экономическая ситуация в стране, такая же нестабильная внешнеполитическая и социальная ситуации  и приводят к состоянию хронической фрустрации. Иными словами, человек ищет виновника своих бед. И, как правило, находит. Тем или иным способом выплёскивает на другого накопившуюся у него подавляемую энергию – «разряжается», энергия находит выход,  и состояние человека ненадолго стабилизируется.

Ещё одним ответом на вопрос, почему люди проявляют агрессию и используют насилие как инструмент, может стать теория ролей. Это относится именно к применению насилия в профессиональной деятельности. Очень хорошо это продемонстрировал «Тюремный эксперимент» Филипа Зимбардо. Этот эксперимент Зимбардо провёл ещё  в 1971 году. Его результаты изменили представления об особенностях поведения людей в различных ситуациях и являются неотъемлемой частью  приобретения знаний в социологии и социальной психологии», – замечает Павел Афанасьев.

Суть этого эксперимента в том, что не личностные черты и особенности человека определяют его поведение в той или иной ситуации, а сама ситуация определяет его поведение, какими бы чертами характера тот не обладал. И это проявляется в большинстве случаев. Иными словами, у человека есть определённые представления о том, как должны себя вести люди в определённых ситуациях и в определённой среде. Когда люди попадают в эту среду или ситуацию, ситуация начинает диктовать им, как требуется себя вести. В тюремном эксперименте Филипа Зимбардо два десятка добропорядочных и законопослушных молодых людей без склонности к проявлению агрессии и насильственных действий по отношению к другим, были помещены на неделю в симулятор тюрьмы с настоящими камерами и остальной тюремной атрибутикой. Половина из них стала надзирателями, а другая половина – заключёнными. В итоге эксперимент пришлось остановить раньше времени, поскольку до этого совершенно не агрессивные и не склонные к насилию молодые люди, выполняющие роль надзирателей, стали всячески издеваться над «заключёнными», применять психологические и физические меры воздействия негативного характера. Во время обсуждения хода эксперимента с его участниками, молодые люди так и не смогли объяснить такое не свойственное им обычно поведение.

Этот же принцип относится и к системе МВД, и к работе в медицинских учреждениях закрытого типа, и ко многим другим видам организаций и учреждений, предполагающих подчинение одних и приоритет силы у других. Не утверждаем, что так происходит в ста процентах случаев, но достаточно часто. Истории издевательства и пыток над задержанными в полицейских участках и заключенными в тюрьмах не перестают всплывать в СМИ.

Такое поведение может быть связано и с тем, что представители госструктур чувствуют себя защищенными и наделёнными таковыми полномочиями непосредственно государством, ведь в самом государстве некоторые его структуры представляют собой систему легитимного насилия – армия, вся пенитенциарная система и др.

Но вот пределы и ограничения применения насилия  в представлении  каждого отдельного человека из этих структур – свои.

Как отмечает Павел Афанасьев, оправдание применению насилия и пыток в государственных институтах может быть связано с достаточно низким уровнем правовой культуры у населения России.

«Достаточно часто люди забывают или просто не знают о том, что «перед законом все равны». Это касается и законопослушного человека, и преступника, и психически нездорового человека. Многие же считают, что применять насилие в отношении добропорядочного гражданина страны нельзя, а по отношению к преступнику или просто задержанному не только можно, но и нужно, хотя это и является, в прямом смысле, нарушением закона, а также прав человека. Получается, что идёт непосредственное разрешение представителям госорганов нарушать закон», – подчёркивает психолог.

Также он добавил, что если сравнивать результаты исследования, которое было проведено три года назад и того, которое провели в этом году, то можно говорить о скрытом и явном насилии и проявлении агрессии. Это значит, в открытую заявляется о том, что отвечающий против насилия, но при предоставлении ему какой-то провокативной ситуации вдруг обнаруживается, что он вполне допускает нарушение прав человека. Можно также говорить и о том, что есть представление человека о своём поведении в той или иной ситуации, а есть фактическое реальное поведение в этих ситуациях. И не всегда эти два типа поведения схожи. Так что результаты исследования на отношение к проявлению насилия и пыткам могут трактоваться неоднозначно.

Ещё одной причиной оправдания насилия и пыток в системе государственных институтов Павел Афанасьев называет то, что в связи с нестабильной экономической, внешнеполитической, социальной ситуацией в стране многие люди чувствуют себя незащищёнными, слабыми, беспомощными и уязвимыми. Напомним, что в соответствии с концепцией «Пирамиды Маслоу» потребность в безопасности является одной из базовых человеческих потребностей. Соответственно, в описываемом выше состоянии человек стремится найти защиту, почувствовать себя в безопасности и избавиться от дискомфорта. И представители правопорядка, системы наказания и многих других госструктур как раз и являются олицетворением  защиты и безопасности в представлении многих. И чем строже и агрессивнее будут действия госструктур против «потенциальной угрозы», тем в большей безопасности чувствуют себя граждане. Однако это замкнутый круг: чем сильнее и воинственнее государство и представители его структур, тем более беззащитными и неспособными постоять за себя становятся его граждане. Это происходит  вследствие того, что граждане «перекладывают ответственность» за сохранение собственной безопасности на государство и перестают что-либо предпринимать сами.  И тем больше граждане нуждаются в защите и безопасности.

Здесь важно добавить, что данная проблема актуальна не только для России. Здесь можно говорить и о подобных мировых тенденциях: борьба с терроризмом, с преступностью даёт государствам так называемый «карт бланш» на контроль и наблюдение за своими гражданами, на прослушивание телефонов, (вспомним знаменитый скандал с СБ США),  «пакет Яровой» и многие другие меры безопасности.

И вот тут стоит задуматься, что же на самом деле демонстрируют результаты проведённого фондом «Общественный вердикт» социологического исследования.

 

 

Источник информации: Дина Зарипова