Николай Нечаев о деятельностном подходе в психологии

О генетических корнях мышления и речи исходя из деятельностного подхода рассказал академик Российской академии образования, заведующий кафедрой психологии языка и изучения иностранных языков факультета психологии МГУ имени М.В. Ломоносова Николай Нечаев.

Среди многообразных направлений развития психологии и ключевых проблем современной психологической науки и практики, в том числе проблем методологии, теории и истории психологии, интересен деятельностный подход, выдвинутый отечественными психологами.

О генетических корнях мышления и речи, исходя из деятельностного подхода в психологии, нам и рассказал академик Николай Нечаев.

Николай Николаевич  – российский психолог, специалист в области возрастной и педагогической психологии, психологии и педагогики непрерывного образования, теории и практики вузовской подготовки специалистов. Автор теории формирования профессионального сознания.

Ученый отметил, что в психологии традиционно противопоставляют деятельность и общение.

– Деятельность – это воздействие субъекта на объект во всём своеобразии его характеристик и способов действия, а общение – это взаимосвязь субъектов между собой. Отсюда и разные формы общения. Единственное понятие, способное разрешить данную дихотомию – это совместная деятельность. Именно идея об отличающей человека от животных совместной деятельности легла в основу концепции Л.С. Выготского и основателей деятельностного подхода – С.Л. Рубинштейна и А.Н. Леонтьева.

По Выготскому, напомнил Николай Нечае, различие орудия и знака состоит в их направленности. Орудие направлено вовне, а знак, в свою очередь, выступает как средство внутренней деятельности. Задача орудийного действия – выявление «новых» объективных оснований деятельности, мотивационно значимой и целесообразной. А коммуникация осуществляется для того, чтобы сориентировать других людей именно в ходе орудийного действия, это предметная характеристика. Поэтому ведущим началом является знак, его коммуникационная составляющая. Отсюда определяющая роль знака, позволяющая и конструировать, и структурировать сознание.

– Наше понимание определяется предметными действиями, коммуникация – наличием адекватных понятий у партнера. Так, первооснова – это мотивация предметного действия, после которой формируется мотивация способов предметного действия. Затем возникает ориентация способов предметного уровня обобщения, после чего – материализация способов предметного действия. И, в конечном счете, происходит осознание способа предметного действия.

Рассказывая о соотношении орудийной и коммуникативной деятельности, об их важности и таком явлении, как совместная деятельность, Николай Николаевич  подчеркнул, насколько это многогранный и неоднозначный вопрос.