Эксперты КФУ высказались о введении “педагогической тайны”

На правительственном координационном совете по проведению Десятилетия детства в России озвучено предложение: запретить учителям и воспитателям разглашать диагнозы и особенности развития детей и ввести на законодательном уровне понятие “педагогическая тайна”, по аналогии с тайной врачебной. Об этом пишут “Известия” со ссылкой на экспертов рабочей группы “Здоровый ребенок”.

Эксперты Казанского университета высказались, насколько необходимо новое ограничение для педагогов.

Доцент кафедры дошкольного образования Светлана Башинова высказалась против нововведения депутатов.

Говоря о принудительном введении такого понятия, мы как бы говорим, что учитель в сущности не является носителем педагогической культуры.  А ведь это одно из основополагающих профессиональных качеств педагога. И понимание  педагогической этики закладывается еще во время учебы студента в вузе.

Может быть, стоит  по аналогии с клятвой Гиппократа у медиков придумать какую-то клятву педагога. Но это должен быть  профессиональный кодекс. А запреты и ограничения на законодательном уровне считаю неуместными. Учителя и так «задавлены»  регламентами со всех сторон.

 

Доцент кафедры  педагогической психологии ИПО КФУ Анатолий Нехорошков придерживается мнения о правильности этого предложения.

В России действует Закон об образовании, в котором говорится о соблюдении профессиональной этики педагога. К тому же нормы профессиональной этики педагогических работников закреплены в локальных нормативных актах организации, осуществляющей образовательную деятельность. Насколько мне известно, в Омской области на районном уровне принят локальный акт, закрепляющий понятие профессиональной этики. А вот на законодательном уровне – подобного положения не уществует.

В то же время в Российском психологическом обществе (РПО) принят профессиональный Этический кодекс психолога,  в котором говорится о том, что психолог  обязан соблюдать принцип конфиденциальности. Предусмотрены и меры наказания: общественное порицание, исключение из реестра РПО,  судебное разбирательство и лишение лицензии.

Учитель имеет дело с самым нежным возрастом человека. И велика опасность  нанести психологическую травму ребенку своим непрофессиональным поведением в виде распространения информации, наносящей вред ребенку.  Я всегда говорю своим студентам: не  осуждайте личность – осуждайте поступки! Не «Вася – плохой», а «Вася совершил нехороший поступок».

Если говорить о зарубежном опыте, то в Германии и Америке уже принят подобный Кодекс, рекомендующий педагогам соблюдать конфиденциальность.  Так что, не думаю, что  введение «педагогический тайны» считать каким-то ограничением для учителей. Это, скорее, суть работы педагога – воспитать личность.

 

Огласка тайны о качествах и способностях ученика в школе считается с точки зрения школьной этики ненормальной, – уверен доцент кафедры педагогической психологии ИПО КФУ Рамиль Гарифуллин.

Педагогическая тайна нужна так же, как тайна в банковской сфере, сфере здравоохранения. Когда преподаватель клеймит и вешает ярлыки, в итоге он подсказывает ученикам, как обзывать того или иного ребенка. По статистике, часть оскорбительных обзывательств заданы учителями. Оценочные суждения порой наносят детям психологические травмы, — добавил доцент КФУ.

Если же мы говорим о детях с ограниченными возможностями развития, то настоящий педагог никогда не озвучит диагноз ученика в присутствии класса и будет поддерживать ребенка, — отметил психолог.  – Однако практика показывает, что этические проблемы в образовательных учреждениях не всегда решаются, и  утечки сведений наносят моральный ущерб детям.

Чтобы решить назревшую проблему, необходимо развить навыки педагогов, которые помогли бы не оценивать ученика, но при этом выражать эмпатию, –  подытожил эксперт.

 

Елена Загидуллина, мама двух дочерей:

«Мне за тебя еще на родительском собрании краснеть» – эта фраза до сих пор вводит в ужас большинство детей, ждущих родителей со школьного собрания.

Почему-то считается совершенно нормальным явлением,  что о твоем ребенке учительница рассказывает в присутствии большого количества родителей.  «Вот Алиса молодец, а Саша не хочет учиться и вообще у него нет желания учиться». Мне кажется, что такое разглашение информации не очень правильно и вредно для детей и их родителей. Такая ситуация рождает сплетни, дополнительные обсуждения и приводит к массе не всегда положительных эмоций.

Можно еще подумать и о разумном ограничении афиширования академических успехов или провалов учеников. Речь не о тотальном запрете, а о снижении давления на ученика через публичное разглашение его «двойки» по математике или ненаписанном реферате по физкультуре.

Мне симпатичен формат проведения собраний в Израиле, Австралии и ряде европейских стран.  Там собрания бывают двух видов: общее  и индивидуальное.

Общее собрание проводят в начале учебного года. В этот день мамы и папы знакомятся со всеми учителями, узнают, какие в этом году предстоят экзамены и школьные экскурсии, какие появятся новые предметы, какие праздники будут проводить детям в течение года.

Индивидуальные родительские собрания проходят обычно два раза в год, ближе к концу семестров. Родителей вызывают на определенное время в указанный вечер и проводят с ними индивидуальную беседу. Вначале хвалят ребенка, потом объясняют ему, а не родителю, какие у него есть трудности в учебе и поведении, как ему живется в школе, как он учится, что у него с каждым предметом, какие у него сильные и слабые стороны, что у него с одноклассниками, как он себя чувствует в классе, какие проблемы и какие он видит решения

Возможно, это непросто для учителя –  разговаривать отдельно с каждым из родителей. Но, мне кажется, это правильнее и с этической и с любой другой точки зрения.