Эксперт КФУ высказался об идее обязательного тестирования приемных родителей

Минобрнауки готовит законопроект об обязательном психологическом тестировании  кандидатов в приемные родители.

Идея подобного обязательного “освидетельствования” желающих принять в свой дом ребенка-сироту высказывалась и раньше, поэтому новую законодательную инициативу поддержали многие специалисты: обязательное тестирование кандидатов в усыновители и опекуны дело необходимое. Однако у нашего эксперта, доцента кафедры педагогики ИПО Гульнары Биктагировой к разрабатываемому законопроекту немало вопросов и опасений.

Гульнара Фердинандовна напомнила, что в КФУ тоже не оставляют без внимания проблему приемных семей. На кафедре педагогики Института психологии и образования  в рамках темы «Психолого-педагогическое сопровождение и  социализация детей и подростков группы риска» с 2000 года проводятся исследования по данной теме.

В России приемные семьи создаются на основании договора между приемными родителями и органами опеки. В отличие от усыновления, где ребенок принимается в семью на правах родного, приемные дети находятся на воспитании у приемных родителей лишь до момента достижения совершеннолетия.

Согласно официальным данным, в России насчитывается около 800 тысяч детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Из них 545 тысяч детей находится на воспитании в семьях; более 260 тыс. воспитываются в государственных учреждениях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Дети, оставшиеся без попечения родителей, смогут впитать в себя культурные ценности, традиции, и, став взрослыми, создать собственные полноценные семьи, только живя в семье.

Нередки случаи, когда люди берут детей на эмоциях: «Ой, он так похож на нас! Какой красивый мальчик!». Но в какой-то момент что-то может пойти не так — и ребенок возвращается обратно в детдом по «взаимоусталости». Помимо желания «Я готов взять ребенка», у будущих родителей должна быть установка решить проблему, когда ты не знаешь, как поступить в психологически сложной ситуации.

К сожалению, по словам сотрудников детских домов, есть дети (с тяжелыми диагнозами, с психотравмами), которых возвращали по 2-3 раза. Психологи знают, что работать с такими детьми сложнее, чем с обычными. 

На сегодняшний день, считает Гульнара Фердинандовна, законопроект недоработан.

— Что это будет за тестирование? Какую цель оно преследует? Кто будет проверять, и что будет проверяться? Кто будет составлять методики, и как они будут использоваться? А главное, какие могут быть релевантные тесты, которые до приема ребенка в семью определят риски? Так что пока идет обсуждение не законопроекта, а не понятно чего.

Гульнара Биктагирова подчеркивает: необходимо, чтобы такое сильное и потенциально полезное средство, как тестирование, было в правильных руках, которые управляются умной головой.

Я бы в первую очередь озадачилась вопросом,  кто сможет проводить тесты. Тестирование требует психологов, которые имеют не только специальное образование, но и понимают специфику приемных семей. Таких не хватает даже в крупных городах, а откуда же они появятся в небольших поселках? Закончится тем, что из-за отсутствия штатных психологов, тестировать будущих родителей станут сотрудники органов опеки.

Сейчас в России для желающих стать приемными родителями действует форма, которая себя уже оправдала – Школа приемных родителей, обязательное обучение в которой позволяет  свести неудачи к минимуму.

Сегодня в системе работы ШПР уже проводится диагностика, но на добровольных началах или по необходимости. И приемные родители знают, что при возникшей трудности они  всегда могут прийти в центр содействия семейному устройству (у нас в Казани он находится в здании бывшего детдома Кировского района), чтобы получить консультацию или помощь психолога и социального педагога.

А вот если вводить обязательное тестирование, то изменится система работы ШПР. С педагогами, психологами, которые там работают, у родителей будут складываться несколько иные отношения при «обязаловке» — менее доверительные и открытые.